КонтактыКарта сайта




Лянгузов Алексей Владиславович

0 - 27.03.1984 - Родился в г.Волгодонск

16С 2000 года занимаюсь мультимедиа и интернет-разработками. До 2002 года занимался рекламой продукции фирм технического направления в сети Интернет, имею опыт работы создания рекламной, обучающей и технической документации, мультимедийных презентационных и обучающих программ.

18В 2002 году открыл ИП "Лянгузов", выполняю заказы в области прикладного web-программирования, создания и поддержки баз данных.

21С 2005 года осваиваю новые языки программирования и направления деятельности: разработка мультимедийных презентаций на CD, каталоги продукции на CD, оболочки для просмотра видео, 3D моделирование, JAVA приложения для мобильных платформ...

222006 год, закончил институт: Диплом ВСГ 0885123 от 16.06.2006, Присвоена квалификация Инженер. Победитель конкурса "Лучший дипломный проект 2006 года" (Диплом ГВП 140502 от 29.06.2006)

24В 2008 году закрыл ИП и зарегистрировал ООО "Юг-Центр" получил лицензию на издательскую деятельность, работаю главным редактором и верстальщиком, издаю газету "Хочу работать в Волгодонске".

25С 2009 года занимаюсь научными разработками, получен патент на изобретение, разрабатываю технологические схемы и оборудование.

262010 год: Занял 1 место в номинации "Лучший инновационный проект" федерального Инновационного Конвента. Зворыкинская премия.

272011 год: 11 Мая - День "рождения" первого созданного мной робота-художника.

292013 год: Избран членом Президиума Волгодонского регионального совета ВОИР (Всероссийское Общество Изобрететелей и Рационализаторов)

322016 год: Разрабатываю станки ЧПУ альтернативной конструкции

342018 год: Эксперт в Российском Фонде Генеративного искусства RGAF



Инженер-атомщик и искусство.

Будучи техническим специалистом, всегда ощущал не имеющей конкретных форм тягу к гуманитарным наукам. Долгое время объяснял это себе подсознательной завистью к работе «бездельников-гуманитариев», но в 2008 году я попробовал рисовать. Святые сопроматы! До чего же это оказалось сложно. Внутри моей головы картинка представлялась детальной и завершённой, но руки предательски отказывались переносить её на физический носитель. Осознав, что наработанной за десятки лет мелкой моторики не достаточно для полноценного управления своими конечностями и мне не избежать занятий в худшколе с этими скучными бесконечными натюрмортами, занудной теорией о перспективе и мучительно неумелым копированием чужого раз за разом… Я понял, что я технарь, и зависть к гуманитариям как-то сразу закончилась, и началась «новая жизнь».

Если вы не можете провести прямую линию карандашом, то используете линейку. Логично? Для рисования окружностей придуман циркуль, но какой инструмент помогает неумелым художникам создавать красоту?

Я решил совместить плюсы своей фантазии, способной создавать в голове что-то свежее, интересное и неоспоримое преимущество машины, не знающей ошибки. Шел 2008й год, доллар был по 25 рублей и диковинный тогда ещё Алиэкспресс рогом изобилия осыпал нас забавными безделушками. Я помню свой первый заказ - это был ЧПУ фрезерный станок.

Задача трансформации картинки из головы в коды управления механикой представлялась мне проще, чем потребность в длительной наработке моторных навыков рисования руками. На волне творческой эйфории казалось, что картины можно будет создавать быстро, как на принтере, но и здесь законы мироздания обойти не удалось, если хочешь создать что-то ценное, нужно приложить много усилий, вложить время своей жизни. Со временем выяснилось, что на создание одной работы может не хватить и года.

Осенью 2008го, на подоконнике кухни из под кисти миниатюрного фрезерного станка вышла первая картина, так я ещё не зная этого определения стал первым в России генеративным художником. Впереди долгий процесс совершенствования технологии.



В XXI веке традиционная живопись умерла.

Таким броским заголовком пресса встречает читателя в любом веке, меняется только его порядковое число. Почему так происходит?

В 19м веке художник измерял ценность порядком вложенного труда, ставя в идеал столь точное исполнение, когда глаз не видит разницы между картиной и реальностью. Мир живописи был прост и понятен: учись много, совершенствуй мастерство в каждом мельчайшем мазке кистью и добьёшься успеха. Изобретение фотографии, а затем цветной фотопечати разрушило эту систему ценностей и в 20м веке художники выражают свой протест абстракцией и авангардом. Революция совершена, точность фотографии, погубившая реализм, отодвинута на второй план цветными пятнами и случайностью беспредметных форм. Но 20й век закончился, и новое поколение повторяет пройденное, хвалёная случайность форм теперь генерируется быстро, с скоростью щелчка затвора фотоаппарата. 21 век достаётся генеративному искусству, избавляющему художника от рутины, с ним искусство перестаёт быть ремеслом и превращается в чистое творчество.

Последняя соломинка ценности ручного труда – «крафтовость» продукта, куда охотнее покупатель поверит в ценность картины на холсте, написанной рельефными мазками густой краски, чем гладкой до безобразия фотопечати, но не пройдёт и 10 лет, как эта грань исчезнет. Встречайте, прототипы «роботов-художников» уже начали осваивать техники, доступные ранее только человеку:


Роботы художники рисуют картины

От подражания к обучению.

Знаете, сколько сейчас стоят работы Каземира Малевича? Он основал направление в авангардистском искусстве, основанное в 1-й половине 1910-х годов, названное суперматизмом.


Почему картины Малевича стоят дорого.

Кандинский, Малевич, Пит Мондриан… рисовали простые геометрические фигуры. Не знаю, сколько сейчас стоит картина Малевича, но картина с квадратами Пита Мондриана недавно была продана за 40 миллионов долларов.


Примитивизм стоит дорого, но есть один секрет ценообразования.

Что нам ответит на это генеративное искусство?

http://www.lyanguzov.ru/supermatism.php - На этой странице каждые 4 секунды появляется новый шедевр суперматизма, картины не повторяются и никогда не закончатся. Что скажешь на это, Малевич?

Раскрываю тайну оценки стоимости картин.

Мы уже знаем, что картину можно сгенерировать программным кодом, что её можно нанести на холст красками с помощью робота-художника. Так в чём между ними разница? А фокус в том, что разницы нет. Разница только в цене. Не буду вдаваться в тонкости механизма ценообразования в живописи, мне понадобилось шесть лет, чтобы научиться более-менее близко угадывать стоимость образцов современного искусства и весь этот опыт можно сжать до одной фразы: сама по себе картина не имеет ценности, превышающей затраты на холст и краски, добавленную стоимость создаёт история.

9 из 10 наших современников представляют современное искусство так:


Современное искусство в одном меме.

Если у Вас тоже есть сомнения в его ценности, прочитайте следующий абзац:

Существует негласное правило, продать картину можно дорого, если:
1 Картина написана в авторском стиле, имеющим характерные черты для его быстрого опознания, при этом автор должен быть его первооткрывателем.
2 Автор должен быть обсуждаем. Формально или неформально известен.
3 Изображение должно вызывать хоть какие-то эмоции.

Теперь, оперируя этими правилами взгляните по новому на оценку картин. Живопись – это средство инвестирования капитала, определяя стоимость следует смотреть на картину, как на ценную бумагу, вексель, акцию… тогда становится не так важно что на ней изображено, ценность определяет то, что за ней стоит.

Мог ли Малевич продать свои картины в 1920х годах? – Нет. Они были бессмысленны, с точки зрения общества. Да и сейчас мало кто может понять, как можно продать обведённый краской табурет по цене машиностроительного завода.

А теперь применим к его творчеству три правила ценообразования:
1 Малевич первым придумал рисовать «табуреты» и это было смело, никто до него до такой «глупости» не додумался.
2 Малевич активно участвовал в общественной жизни и был на слуху.
3 Эмоции его «табуреты» вызывали, скорее всего, ярко-отрицательные, но как говорится, чёрный пиар – тоже пиар.

Итак, чтобы его картины стали новой валютой необходимо было только последнее условие – торможение инфляции картин Малевича. Малевич умер, печатный станок остановился, картины стали узнаваемым, лимитированным ликвидным товаром.

Применяя эти правила можно понять, почему люди покупают за большие деньги откровенную «дичь» современного искусства, у образцов которой, рассуждая рационально, должна быть отрицательная стоимость, почему покупают инсталляции, больше похожие на кучу мусора, почему художник, учившийся в высшем учебном заведении академической живописи и способный писать не хуже Боттичелли продать свои работы не может, а женщина, набирающая краски в клизму и извергающая это на холст в присутствии зрителей продаёт свои «работы», сделанные через это место за тысячи долларов.

Все эти люди надеются приумножить свои вложения через пару десятилетий.

У генеративного искусства сейчас лучшие времена, направление только зарождается и инвесторы понимают, что на этом этапе есть возможность приобрести дёшево то, что будет оценено в будущем.

Что там, в будущем?

Уже сейчас алгоритмы самостоятельно сочиняют музыку, уже сейчас архитекторы моделируют замысловатые фасады зданий, полагаясь на математические модели. Нейросети фантазируют, а роботы-сварщики с автомобильных заводов взяли в манипуляторы кисть и краску. Очевидно, что человеку нужно искать себе место в этом новом мире и начинать это делать нужно уже сейчас.

Мы любим оценивать будущее мерилом прошлых знаний, а это не совсем удачный подход. Оценивать будущее технологий, опираясь на современные технологии нельзя. Помните, как на рисунках фантасты позапрошлого столетия рисовали 2000й год? Летающие паровые машины и поезда на шарах? Предположу, что в следующем веке искусство преобразится до неузнаваемости, отпадёт необходимость в физическом носителе, даже в визуальном образе, как таковом. Возможно, ценность будет иметь эмоция, появляющееся чувство, а как его моделировать уже чисто технический вопрос, недоступный технологиям нашего времени.